Частная жизнь английского короля как тема любовного романа

Дмитрий Вячеславович Кирюхин, кандидат исторических наук, доцент кафедры «История и иностранные языки», Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия

Яркая и пышная придворная жизнь, начавшаяся с воцарением династии Тюдоров, привлекала внимание писателей еще со времен «Исторических хроник» Уильяма Шекспира. Для российских читателей этот период истории Соединенного Королевства знаком в основном по переводам англоязычной литературы. Одной из первых на постсоветском пространстве к эпохе Тюдоров обратилась харьковская писательница Лилия Подгайская, перу которой принадлежат исторические любовные романы об «эпохе перемен и времени страстей», входящие в несколько циклов: «Злой рок короля Генриха» (2016), «Жестокое время Тюдоров» (2016), «Крест и шпага» (2018). В центре внимания автора, впрочем, отнюдь не внешняя или внутренняя политика нового короля, а его взаимоотношения с окружавшими его женщинами: матерью, супругой, придворными дамами и дворянками. При этом Л. Подгайская не скупится использовать многочисленные мифы и штампы о жадности, жестокости и равнодушии Генриха, развенчанные впоследствии в британской историографии.


В 2016 году в мультимедийном издательстве Стрельбицкого вышел в свет роман Л. Подгайской «Злой рок короля Генриха»[1], ставший едва ли не первым русскоязычным историческим романом, посвященным жизни и личности основателя династии Тюдоров в Англии — короля Генриха VII (1457–1509). Хотя тираж книги и не был напечатан на бумаге, его электронная версия доступна в библиотеке электронных книг Литрес[2], являющейся агрегатором, дистрибьютором и продавцом электронных книг в России и странах СНГ, и на других подобных ресурсах (litlib.net, mybook.ru, bookz.ru, avidreaders.ru, aldebaran.ru, iknigi.net и многих других).

К сожалению, не так уж много известно об авторе книги. Согласно информации, размещенной на ЛитРес, «Лилия Подгайская родилась 2 августа 1940 года в Харькове, где живет и сейчас. В литературу автор Лилия Подгайская пришла из науки, где оставила заметный исследовательский след и множество публикаций…»[3] Несколько досадно, правда, что при этом не указано, о какой именно науке идет речь и нет ссылок ни на одну из множества опубликованных научных работ. Основным направлением литературной деятельности Л. Подгайской являются «исторические и историко-авантюрные романы», а «современную сентиментальную прозу» и «фэнтези для взрослых» она творит лишь в «качестве отдыха»[4].

Авторству Л. Подгайской действительно принадлежит множество книг, около шестидесяти изданий самой разной тематики от «Уроков Камасутры»[5] до «Собаки по имени Лада» (серия «Сказки для взрослой женщины»)[6], однако большая часть из них — любовные романы и детективы, как правило, не очень большого объема. Обращение Л. Подгайской к тематике истории Англии, очевидно, было продиктовано успехом таких ее произведений как «Тайны старых замков»[7], «Злой демон в аббатстве Святого Галла»[8] и прочих романов, действие которых, являясь фантазией автора, разворачивается на фоне средневековой Европы.

Л. Подгайская не ограничилась одной книгой об эпохе Тюдоров в Англии: ее авторству также принадлежат «Жестокое время Тюдоров» (2016)[9] и «Загадочный огонек под крышей» (2017)[10], входящие в цикл «Тюдоры» вместе с рассматриваемом в данном материале романом, а также «Крест и шпага» (2018)[11] (серия «Вокруг Тюдоров. Эпоха перемен и время страстей»), «Седьмая звезда» (2018)[12] и «Святость обета» (2019)[13] (серия «Время Тюдоров»).

Несмотря на многочисленность произведений, указанные романы отличаются сравнительно небольшим объемом (26–50 страниц). Яркой жизни короля Генриха VIII и его потомкам посвящает свои книги и коллега Л. Подгайской Брячеслав Иванович Галимов: «Измена Анны Болейн королю Генриху VIII»[14], «Заговор Елизаветы против ее сестры Марии Тюдор»[15] и «Мария Стюарт, соперница Елизаветы»[16]. Все три книги опубликованы в 2016 г., входят в серию «Вокруг Тюдоров. Эпоха перемен и время страстей» вместе с указанными произведениями Л. Подгайской и отличаются куда большим объемом, однако заслужили скорее негативные отзывы читателей: «Дочитала только потому, что было интересно увидеть глубину падения автора…»[17].

Несмотря на то, что читательской аудиторией этих произведений, вероятнее всего, в основном являются домохозяйки среднего возраста, для профессионального исследователя истории Англии конца XV — начала XVI вв. произведения Л. Подгайской будут интересны тем, что ярко и наглядно демонстрируют, в каком виде до наших дней дошли сложившиеся как в отечественной, так и зарубежной историографии и культуре штампы, связанные с династией Тюдоров.

Генрих VII и исторические штампы

В центре романа Л. Подгайской «Злой рок короля Генриха» находится фигура и личность Генриха VII, родоначальника династии Тюдоров в Англии. И, пожалуй, это один из немногих героев этой небольшой (94 страницы) книги, которому уделено достаточное внимание. В ряде глав рассказ ведется от первого лица, от имени самого Генриха, что, с одной стороны, дает автору возможность познакомить читателя с внутренним миром главного героя, его мыслями, мотивами, и стремлениями, но и уменьшает историческую ценность произведения, неизбежно добавляя не только анахронизмы, но и ряд существенных ошибок.

Роман можно условно разделить на две части: «историческую», в которой принимают участие реальные личности, действия которых либо имели место в прошлом, либо не противоречат историческим фактам, и «вымышленную», где в центре повествования — герои и события, чья историческая достоверность стоит под вопросом. Введение второй части обусловлено тем, что в ней присутствуют необходимые для любовного романа элементы, которые невозможно раскрыть в «исторической части» — эротические сцены, сексуальное насилие, а также история героини, действующей вопреки обществу и находящей благодаря этом любовь и счастье. Речь идет о подобных размышлениях: «Этот осёл, её супруг, даже понятия не имеет о том, что такое любовь. А она-то теперь знала об этом достаточно много — от матушки, которая просветила её в этих вопросах, от верной Дебби, которая часто делилась с госпожой своими восторгами от нежностей и ласк любимого Рона, ставшего таки её мужем, и из собственных чувств…»[18].

Окружение короля Генриха VII в романе многочисленно, но слабо прописано: названы многие его сторонники, родственники и враги, но большая их часть заслужила лишь краткого упоминания. Так, имя архиепископа Кентерберийского Джона Мортона (ок. 1420–1500), одного из главных сторонников короля, появляется лишь дважды, в связи с нововведениями в налоговой системе, которые никак не комментируются, кроме употребления общеизвестного выражения «вилка Мортона», и с его деятельностью по превращению Ричарда III в «монстра, которым можно пугать детей»[19] в хрониках. Похожая ситуация происходит и со многими другими историческими личностями, которые лишь несколько раз называются автором (Маргарита Бургундская, Екатерина Арагонская и другие). Впрочем, некоторым «избранным» Л. Подгайская посвящает два-три абзаца с «исторической справкой», представляющей собой не более чем вольное изложение общедоступного материала любой энциклопедии.

Одним из таких, например, становится Джон де Вер, граф Оксфорд (1442–1513), о котором мы можем прочитать следующее: «Этот сильный и изворотливый человек, скорее всего, всегда был верен только самому себе. Жизнь у него, как и у Генриха, сложилась очень непросто… Свою воинскую славу он завоевал еще в битве при Барнете, когда сражался на стороне Ланкастеров. Затем в его жизни было много приключений. В ней были эмиграция, пиратские набеги на земли Йорков, пленение, тюрьма, побег. А потом он стал главным военным советником Генриха Тюдора. Да, это был опытный воин и знаток военного искусства… <…> …в его жизни было много всего, прежде чем он примкнул к новому претенденту на трон…»[20] Впрочем, далее в романе не нашлось места не только для «многого», что произошло в его жизни, но и для самого Джона де Вера. Подобное отношение к второстепенным и третьестепенным персонажам, для которых автор вводит такого рода справки и детализации, в целом не очень понятно, поскольку кроме объема это не добавляет роману ни историчности, ни детализации, отвлекая читателя на многочисленные, но имеющие к повествованию весьма опосредованное значение детали.

Достаточно подробно в романе рассматриваются лишь взаимоотношения короля с его супругой (разумеется, чтобы противопоставить им яркую и идеальную любовь вымышленных персонажей), его матерью и духом «невинно убиенного» Ричарда III Йорка, который, как тень отца Гамлета, неотступно следует за Генрихом в его мыслях и снах, намекая на неврозы и психическую нестабильность короля.

Каким же предстает перед нами Генрих VII в романе Л. Подгайской? Историки не так много могут рассказать о личности этого человека, сумевшего благодаря созданному им кругу придворных авторов сохранить о себе в памяти потомков иконографический образ основателя династии и набожного миротворца. Даже тезис о скупости короля, который по большому счету не имеет под собой оснований, является дискуссионным, хотя и наиболее распространенным.

Недостаток информации о личности Генриха Л. Подгайская с лихвой компенсирует, делая его типичной жертвой своего окружения: сначала желаний и амбиций матери, а затем и ближайших сторонников, толкнувших его на «порочный» путь борьбы за английский престол с более достойным соперником недостойными методами: «А может быть, лучше было не слушать злобных голосов тех, кто травил Ричарда: “Ату, ату его!”? Может, не нужно было вмешиваться в эту свару, затеянную много лет назад теми, чьи кости давно уже сгнили в земле. Он мог бы жить не хуже других. Всё же он был граф Ричмонд, а не простой мелкопоместный дворянчик. Может, надо было мирно вернуться в Англию и склониться перед Ричардом, повинившись ему? Он бы простил. Он всех прощал, кто причинял ему зло, благородная душа»[21].

В связи с вышесказанным неудивительно, что вместо взрослого, хитрого, расчетливого правителя (это мы можем утверждать исходя из его действий на троне) перед нами слабый, вечно сомневающийся в себе и других, озлобленный и жестокий из-за чувства постоянного страха ребенок, достойный в лучшем случае жалости читателя, а то и презрения. С каким-то удивительным сладострастием Л. Подгайская «развенчивает» миф об основателе династии Тюдоров.

Экскурсия в королевскую спальню

Обратимся к некоторым деталям романа подробнее. Как уже упоминалось выше, Л. Подгайская уделяет достаточное внимание личной жизни короля, стараясь подробно раскрыть взаимоотношения супругов — Генриха и Елизаветы Йоркской (1466–1503), заключивших династический брак, олицетворявший символическое завершение войны роз в единении дома Йорков и наследников Ланкастеров — Тюдоров, который, разумеется, не может быть счастливым, ибо основан, по мнению автора романа, отнюдь не на любви и единении двух сердец. Хотя «Генрих всегда был безукоризненно корректен с супругой на глазах у окружающих»[22], читатель, благодаря фантазии Л. Подгайской, может заглянуть в замочную скважину королевской спальни и обнаружить, что «ничего кроме холода королева от него не видела»[23].

Король предстает для супруги как «сухой, недобрый человек, холодный и закрытый на все замки мужчина, который никогда не вызывал в ней теплых чувств»[24]. Впрочем, по словам самого Генриха в романе, и «жена никогда не вызывала у него добрых чувств» из-за народной любви и принадлежности к дому Йорков, ведь его «матушка считает, что йоркистское зло у нее в крови»[25]. Несмотря на эту своего рода взаимность, «то, что давал ей Генрих, не могло удовлетворить горячую женщину, дочь несравненной Элизабет Вудвилл, сумевшей покорить и подчинить себе короля Англии Эдуарда Йорка. Жизнь Элизабет-младшей рядом с холодным, не знающим чувств Генрихом и подозрительной, всё видящей и всё знающей матерью короля Маргарет Бофор была сродни заключению. Но она знала свой долг и добросовестно его исполняла, хоть сердце часто ныло от желания другой, настоящей жизни»[26].

Разумеется, на этом экскурсия в королевскую спальню на страницах романа не заканчивается, и Л. Подгайская предлагает читателю проследить жизнь первенца короля с момента его зачатия: «…более чем за месяц до свадьбы Генрих явился к ней и потребовал разделить с ним ложе. <…> “…время дорого. Мне нужен наследник как можно скорее. Поэтому, мадам, вы сделаете то, чего я желаю”. И она сделала, подчинившись. Но он желал вовсе не её, а только наследника. Тогда впервые она узнала, как ведёт себя в постели мужчина, выполняющий работу. <…> Как только она понесла, Генрих перестал посещать её опочивальню. Это не огорчало, напротив, было приятно. Его визиты в её постель радости не приносили никогда, ни ей, ни, как она понимала, ему»[27].

Не забывает автор упомянуть и о любовнице короля, которая представлена как «немолодая и не отличающаяся приятной внешностью женщина, занимавшая при дворе весьма скромное положение»[28]. Несмотря на довольно подробное описание совместной жизни супругов, как мы видим, не лишенное пикантных деталей, в целом их общение сводится автором лишь к «совместному труду над зачатием детей», ибо «наследников король Генрих Тюдор желает иметь много»[29]. Только в финале книги Генриха и Елизавету объединяет намек на взаимное искреннее чувство — скорбь по умершему первенцу. Однако не совсем ясно, почему по мнению автора Елизавета, нашедшая себя в любви и воспитании своих детей, в романе уделяет особое внимание только своему первому сыну Артуру. Вероятно, это сделано с намерением показать, что причиной «тиранического правления короля Генриха VIII, покрывшего династию грязью своих семейных дрязг и кровью многочисленных жертв»[30], является недостаточное внимание и любовь его родителей или же нехватка образования, что, безусловно, совершенно не так: как известно, Генрих VIII был одним из образованнейших монархов своего времени.

Происхождение слухов

Если обратиться к зарубежной британской историографии, не составит труда обнаружить, что слухи о плохих отношениях короля Генриха и Елизаветы Йоркской появляются с середины XVIII в. При этом так же, как прежде разные авторы стремились демонизировать образ Ричарда III Йорка, их последователи использовали самые разнообразные детали и эпитеты для развенчания мифа о счастливом браке основателя династии Тюдоров. Приведем наиболее яркие цитаты.

«Мысли о том, что его считают королем лишь по праву супруга, вызывали в нем такую холодность по отношению к ней, что он не упускал случая выразить ее в течение всей ее жизни. Он целых два года откладывал ее коронацию и, без сомнения, отложил бы ее навсегда, если бы не счел, что, продолжая отказывать ей в этой чести, он наносит ущерб себе» (Поль де Рапен)[31].

«Возникавшие… подозрения не только нарушали его спокойствие в течение всего царствования, но и вызывали в нем отвращение к самой супруге его и отравили его семейную жизнь… <…> …королева никогда не встречала подобающего ответного чувства, или хотя бы любезности со стороны своего мужа…» (Дэвид Юм)[32].

Проявления народной любви к дому Йорков «…в его ревнивой и угрюмой душе рождали сильное отвращение… что лишило ее любви мужа, который всю ее жизнь дурно с ней обращался» (Роберт Генри)[33].

«…кроткая и безответная королева, прожив жизнь, несчастную из-за неприязни, которую к ней… испытывал король… умерла в Тауэре в 1503 г. …» (Томас Хэйвуд)[34].

Маловероятно, что во время написания своего романа Л. Подгайская ознакомилась с работами вышеобозначенных авторов, однако к «Истории правления короля Генриха VII» Ф. Бэкона ей бы следовало обратиться в первую очередь: русский перевод был выполнен еще в 1990 г. и опубликован издательством «Наука»[35]. В предисловии Дж. Спеддинга к изданию 1859 г., также приведенному в отечественной публикации и дополненному примечаниями В. Р. Рокитянского, можно найти следующее: «Если Бэкон, как я и предполагаю, является единственным источником, откуда черпают эти позднейшие авторы, то доказательств и не следует ждать. Бэкон не говорит, что Генрих был невнимателен или недобр к супруге, единственное, что он говорит, это то, что он не слишком потворствовал ее желаниям»[36].

Кроме того, если мы обратимся к материалам современников короля, то в сочинениях Бернара Андре[37] или Полидора Вергилия[38], лично знакомых с супругами и приближенных ко двору, мы не найдем ни малейшего намека на их взаимную неприязнь: они изображены так, как будто испытывали подлинное чувство друг к другу. Что же касается любовницы короля, то автором романа совершена грубая ошибка, — если таковая и могла существовать (некоторые авторы называют бастардом Генриха VII сэра Ролана де Велевилля из ближайшего окружения короля), то их взаимоотношения относились ко времени до заключения Генрихом брака с Елизаветой Йоркской — в 1470-е годы во время его бегства в Бретань[39].

Внимание к деталям?

Хотя время действия романа охватывают период с весны 1487 по весну 1509 гг., завершаясь гибелью Генриха VII, Л. Подгайская несколько раз в течение повествования возвращает читателя к событиям 22 августа 1485 г. — битве при Босворте. К началу событий книги король Ричард III Йорк (1452–1485) уже давно мертв, но ему автор уделяет куда больше внимания, нежели живым сторонникам Генриха Тюдора. Уже в конце самого первого абзаца мы узнаем о благородстве Ричарда. В чем, однако, оно выражается, не совсем понятно. Из текста следует, что лишь в гибели на поле битвы. Далее мы узнаем о его храбрости, небывалых талантах воина и правителя и едва ли не вселенском милосердии по отношению к своим врагам.

Немного досадно, что события битвы, которые, казалось бы, могли быть показаны с разных точек зрения разными персонажами, представлены в романе чрезвычайно однообразно. Разумеется, наивно было бы ждать от любовного романа изображения красочных батальных сцен, но в этом случае не стоило бы тогда вводить многократное повторение. Из-за практически отсутствующей детализации и аргументации, а также частых повторов роман порой напоминает агитационно-пропагандистскую листовку, которая кратко, четко и ясно разъясняет читателю: Ричард — хороший и благородный по своей природе, а Генрих – трус, обманщик и вообще не имел никаких прав на английский престол.

Недоумение вызывает появление на страницах романа самозванца — Перкина Уорбека (ок. 1475–1499), о котором мы узнаем со слов самого Генриха VII, а тот от своих «многочисленных шпионов». Очевидно, что основным источником сведений об Уорбеке для Л. Подгайской стала одна из статей какой-либо энциклопедии, в которой изложена точка зрения о его происхождении, основанная на «Исповеди Перкина Уорбека»[40] — документе, который, вероятнее всего, был подготовлен сторонниками Генриха с целью продемонстрировать низкое происхождение Перкина и едва ли мог объективно рассказать о произошедших событиях. Конечно, источников, которые могли бы пролить свет на историю самозванца, практически нет, и кем он был на самом деле, мы можем лишь предполагать[41].

Однако в историческом романе, в котором позволительно добавление некоторого вымысла, вполне логично было бы ожидать более интригующей версии, нежели пересказа истории о «никому неизвестном пареньке». Версия, изложенная в «Исповеди», вполне вероятно умалчивала какие-то важные факты, несомненно известные как самому Генриху, так и его сторонникам, однако у Л. Подгайской король совершенно искренне не понимает, как «этот мальчишка уродился с аристократической, изящной внешностью»[42]. Вышесказанное вдвойне печально с учетом того, что фигуре Перкина Уорбека было посвящено огромное число художественных произведений, начиная с романа Мэри Шелли (1830 г.)[43] и вплоть до настоящего времени.

Очень схематично и однозначно в романе поднят вопрос о «принцах в Тауэре» — сыновьях Эдуарда IV и Елизаветы Вудвилл, Эдуарде V и Ричарде Йоркском. Согласно Л. Подгайской, Генрих VII с помощью своих сторонников убивает детей и искусно заметает следы. Современная историческая наука не может ответить на вопрос, что же на самом деле произошло с ними, и кто действительно являлся их убийцей, если само убийство и имело место быть, — Ричард III или Генрих VII. Симпатии автора романа, как было обозначено выше, несомненно, на стороне Ричарда. Впрочем, этот эпизод не получил достаточного развития: учитывая, сколько автором упоминается имен и событий, читатель не замечает еще одного «злодеяния Генриха», в очередной раз «взявшего грех на душу».

Фактические ошибки или художественная свобода?

Сказанное выше подводит нас к необходимости отметить ряд существенных ошибок, допущенных Л. Подгайской в своем романе. Разумеется, мы не беремся рассмотреть все из них, обратив внимание лишь на наиболее яркие. Во-первых, удивление вызывает то, как автор использует имена исторических персонажей. Некоторые из них названы ошибочно, например, командир германских наемников, участвовавших в битве при Стоукфилде, «Мартин Шульц», когда согласно источникам его звали «Мартин Шварц»[44], имена других используются в английской транскрипции: «Элизабет» вместо Елизаветы, «Маргарет» вместо Маргариты, «Катарина» вместо Екатерины.

Во-вторых, Ролан де Веллевиль, которого некоторые исследователи считают внебрачным сыном Генриха VII от неизвестной, назван в романе «верным сподвижником, который прошел с ним весь путь изгнанника в Бретани»[45], что кажется очень странным, ведь даже если отцом Ролана и был кто-то другой, родился он в 1471/1474 г. (что не мешало ему, конечно, быть изгнанником с Генрихом в младенческом возрасте).

В-третьих, во время рассказа о событиях гражданской войны от лица одного из ее действующих лиц употребляется термин «войны роз», что, безусловно, является грубейшим анахронизмом: широкое употребление этот термин получил в историографии лишь в XIX в.[46] В романе Л. Подгайской об этом говорит Эдмунд Бофор: «…И тут началось то, что получило впоследствии название войны роз, и что некоторые называли еще войной кузенов»[47]. Хотя не очень понятно, являются данные слова размышлениями героя или же автора, едва ли можно предположить, что Эдмунд мог предвидеть, как спустя несколько веков его потомки будут называть события гражданской войны.

В-четвертых, удивление вызывают и следующие строки, посвященные смерти короля Франции Карла VIII Валуа (1470–1498): «Подумать только! Совсем молодой мужчина. Двадцать семь лет всего-то»[48]. При этом необходимо напомнить, что Карл наследовал трон в возрасте тринадцати лет, да и продолжительность жизни в конце XV — начале XVI вв. была несколько иной, нежели в начале XXI века. Слышать подобные суждения из уст исторических персонажей, — а это мысли Генриха VII, согласно роману, — крайне странно.

В-пятых, более всего печалит оценка автора личности принца Генри, будущего Генриха VIII: «А этот громкоголосый Генрих, который единственный остался ему, что сможет он, необученный, неуправляемый, самонадеянный мальчишка, у которого в голове только турниры, охота и женщины? А обучать его нет уже ни сил, ни, откровенно говоря, желания»[49]. Необходимо уточнить, что Генри, как и его старший брат Артур, получили оба прекрасное образование, Генрих VIII был один из образованнейших королей своего времени, много читал, писал стихи и песни, сочинял сценарии для турнирных состязаний и празднеств двора и сам в них принимал непосредственное участие[50]. Турниры, охота и празднества играли не столько увеселительную роль для приближенных короля, сколько являлись важной частью репрезентации королевской власти, демонстрации престижа, богатства и влиятельности двора и страны в целом[51]. Не стоит забывать и о том, что прекрасное образование оба брата получали одновременно, с той лишь разницей, что изначально принца Генри готовили для роли духовного главы.

Дополняют сказанное и довольно часто встречающиеся опечатки, связанные с неправильным написанием римских цифр в именах правителей, а также откровенные грубости, которые автор вкладывает в уста венценосных героев. Некоторые сравнения откровенно неудачны или же тривиальны. То «Генрих замер, как кролик перед удавом»[52] при виде Ричарда III на поле боя, то «застыл в позе соляного столба», то и дело на страницах романа у него «горит голова, в ушах стоит звон»[53]. Все это, разумеется, из-за его врагов, которые «вечная заноза в его, Генриха, попе, — и вытащить невозможно, и сидеть больно»[54]. Впрочем, эта заноза уже в следующей главе переходит «в пятку английских королей»[55]. Не стоит забывать и об откровенном натурализме, которого немного, но его появление тем не менее ничем не оправдано (знаменосец Ричарда III с отрубленными ногами, сцена сексуального насилия и прочее).

Однако наибольшее число ошибок и несуразностей ждет читателя в эпилоге, в котором Л. Подгайская выдает свою критическую оценку всей династии Тюдоров. Так, легендарный король Артур становится «владельцем» волшебного меча Эскалибур, Генрих VIII «застрял где-то посередине между двумя религиями» (какими?) и казнил по религиозным соображениям исключительно женщин, Эдуард VI и вовсе не оставил никакого следа в истории. Завершает все это рассуждение о некоей «высшей справедливости», которая существует сама по себе — заключена ли она в боге, в некоем высшем разуме или чем-то ином, автор не утруждает себя объяснениями.

Несмотря на то, что в своем романе Л. Подгайская одной из первых пытается раскрыть непростую и противоречивую личность короля Генриха VII, удачной эту попытку назвать нельзя. Книга перенасыщена огромным количеством фактов, имен, событий и названий, однако большая их часть лишь перечисляется, не раскрывая персонажей, их нагромождение не делает роман историческим. Собственно исторический контекст раскрыт слабо, а то и ошибочно, пестрит множеством непроверенных сведений и наговоров. Автор, очевидно поставивший перед собой целью развенчать основателя династии Тюдоров, изображает Генриха VII намеренно карикатурно и искаженно.

Улыбка без удовольствия

В наши дни в Западной Европе уже никого не удивить произведением, события которого разворачиваются в период правления династии Тюдоров. Британские авторы обращались к подобной тематике еще со времен Шекспира, нередко переосмысляя роль некоторых личностей и событий. Пожалуй, наиболее ярко это продемонстрировано на примере короля Ричарда III Йорка, чей образ проделал долгий и нелегкий путь от «горбатого тирана с высохшей рукой» до «последнего рыцаря Англии без страха и упрека». Большой вклад в реабилитацию его образа внесли многие историки и литераторы. Что касается художественной литературы, не лишним будет упомянуть исторический детектив Дж. Тэй «Дочь времени» (1951 г.)[56]. Благодаря развитию западноевропейской массовой культуры, эпоха Тюдоров уже давно стала важной частью книго- и киноиндустрии.

К наиболее известным и успешным западноевропейским романам о династии Тюдоров относятся произведения, написанные в основном женщинам. Пожалуй, наиболее плодовита в творческом плане британская писательница и сценаристка Филиппа Грегори: ее серия романов «Тюдоры и Плантагенеты» насчитывает пятнадцать книг, несколько из которых посвящены ключевым женским персонажам эпохи. Также стоит упомянуть и британскую писательницу и литературного критика Хилари Мантел, ставшую лауреатом многих наград за свои романы о Томасе Кромвеле «Волчий зал» (2010 г.)[57] и «Внесите тела» (2012 г.)[58]. Судьбе Анны Болейн посвящает свою не менее популярную книгу автор бестселлеров в жанре исторического романа из Америки Карен Харпер[59]. Примечательно, что авторству некоторых, например, Элисон Уэйр, принадлежат как научно-популярные произведения[60], так и исторические любовные романы[61]. Разумеется, в своих книгах они уделяют большее внимание в первую очередь женским образам, таким как Анна Болейн, Екатерина Арагонская, Маргарита Бофорт и, конечно же, королева Елизавета. Не обходят вниманием и короля Генриха VIII, чья непростая личная жизнь до сих пор является источником для вдохновения.

Еще одной особенностью является тесная связь не только художественных произведений с научно-популярными и историческими, но и с кинематографом. Так произведения Филиппы Грегори были несколько раз экранизированы: популярный роман «Еще одна из рода Болейн»[62] в 2003 г. был выпущен BBC в качестве телефильма, а 19 февраля 2008 г. на большие экраны вышла одноименная экранизация, в которой главные роли исполнили голливудские звёзды Скарлетт Йоханссон, Натали Портман и Эрик Бана. С 2013 по 2019 гг. были сняты телесериалы по романам Ф. Грегори о событиях войны Алой и Белой розы и начале царствования династии Тюдоров. («Белая королева», «Белая принцесса», «Испанская принцесса»). В 2015 г. вышел шестисерийный телефильм «Волчий зал», повествующий о событиях двух книг Хилари Мэнтел. Не стоит забывать и об очень популярном сериале «Тюдоры», выходившем в 2007–2010 гг., и многочисленных фильмах о королеве Елизавете.

***

Чем же интересен в свете вышесказанного рассмотренный нами роман Л. Подгайской об основателе династии Тюдоров? Как минимум тем, что он не является дословной калькой известных западных романов, представляя собой, конечно, компиляцию популярных, зачастую необоснованных и устаревших штампов, но компиляцию по-своему оригинальную. Впрочем, главный минус «Злого рока короля Генриха» не в том, что многое, описанное в книге недостоверно и не соответствует истине, любому художественному произведению допустимо использование определенного вымысла для создания более яркого и запоминающегося художественного образа.

В целом язык романа, к сожалению, маловыразителен, зачастую наполнен ненужным натурализмом, откровенно странными или граничащими с грубостью репликами от имени первых лиц государства, перенасыщен фактологией имен и событий, многие из которых, как битва при Босворте, много раз повторяются, едва ли не одними и теми же словами. Представители окружения короля практически не раскрыты, а сам король Генрих изображен скорее карикатурно. Подводя итог, роман Л. Подгайской может быть интересен для историка, иногда способен вызвать у него искреннюю улыбку, но человеку, далекому от истории Англии периода воцарения династии Тюдоров, он вряд ли доставит удовольствие при прочтении.


[1] Подгайская Л. Злой рок короля Генриха (серия «Тюдоры»). Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2016.

[2] Библиотека электронных книг ЛитРес. URL: https://www.litres.ru/ (дата обращения: 15.12.2019).

[3] Подгайская Л. Об авторе // Библиотека электронных книг ЛитРес. URL: https://www.litres.ru/liliya-podgayskaya/ob-avtore/ (дата обращения: 15.12.2019).

[4] Там же.

[5] Подгайская Л. Уроки Камасутры. Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2016.

[7] Подгайская Л. Тайны старых замков. Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2016.

[8] Подгайская Л. Злой демон в аббатстве Святого Галла. Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2017.

[9] Подгайская Л. Жестокое время Тюдоров (серия «Тюдоры»). Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2016.

[10] Подгайская Л. Загадочный огонек под крышей (серия «Тюдоры»). Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2017.

[11] Подгайская Л. Крест и шпага (серия «Вокруг Тюдоров. Эпоха перемен и время страстей»). Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2018.

[12] Подгайская Л. Седьмая звезда (серия «Время Тюдоров»). Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2018.

[13] Подгайская Л. Святость обета (серия Время Тюдоров»). Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2019.

[14] Галимов Б. И. Измена Анны Болейн королю Генриху VIII (серия «Вокруг Тюдоров. Эпоха перемен и время страстей»). Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2016. URL: https://www.litres.ru/galimov-bryacheslav/izmena-anny-boleyn-korolu-genrihu-viii/ (дата обращения: 15.12.2019).

[15] Галимов Б. И. Заговор Елизаветы против ее сестры Марии Тюдор (серия «Вокруг Тюдоров. Эпоха перемен и время страстей»). Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2016.

[16] Галимов Б. И. Мария Стюарт, соперница Елизаветы (серия «Вокруг Тюдоров. Эпоха перемен и время страстей»). Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2016.

[17] Галимов Б. И. Измена Анны Болейн… URL: https://www.litres.ru/galimov-bryacheslav/izmena-anny-boleyn-korolu-genrihu-viii/ (дата обращения: 15.12.2019).

[18] Подгайская Л. Злой рок короля Генриха… С. 44.

[19] Там же. С. 15.

[20] Там же. С. 57.

[21] Там же. С. 93.

[22] Там же. С. 16–17.

[23] Там же. С. 17.

[24] Там же. С. 18.

[25] Там же. С. 16.

[26] Там же. С. 17.

[27] Там же. С. 18.

[28] Там же. С. 18.

[29] Там же. С. 18.

[30] Там же. С. 94.

[31] Rapin-Thoyras P. de. An abridgement of the History of England… London: Printed for J. and P. Knapton, 1747. Book XIV. P. 42–68.

[32] Hume D. The History of England from the Invasion of Julius Caesar to the Revolution in 1688 in 6 Vol. New York: Harkavy Publishing Service, 1983. Vol. III, XXIV. P. 14.

[33] Henry R. The history of Great Britain, from the first invasion by the Romans under Julius Caesar. 6th ed. 12 vol. London: Printed for Hodgson and Co., 1823. Vol. XI, Ch. 1. Pt. 1. § 1. P. 8.

[34] The most pleasant song of Lady Bessy the eldest daughter of King Edward the Fourth, and how she married King Henry the Seventh of the House of Lancaster. / Ed. by Th. Heywood. London: Printed by Richard Taylor, 1829. P. 14–15.

[35] Бэкон Ф. История правления короля Генриха VII / ст. и общ. ред. М.А. Барга, пер. В.Р. Рокитянского, Н.А. Федорова, А.Э. Яврумяна, комм. В.Р. Рокитянского. Москва: Наука, 1990.

[36] Спеддинг Дж. Примечания к изданию 1859 г. // Бэкон Ф. История правления короля Генриха VII… С. 252.

[37] Андре Бернар. История жизни и достижений Генриха VII / пер. с лат., вступ. ст., коммент. Д.В. Кирюхин. Москва; Санкт-Петербург: Центр гуманитарных инициатив, 2017.

[38] Vergil Polydore. Anglica Historia. 1555 ed. / transl. by D.F. Sutton. / The Library of Humanistic Texts of the Philological Museum of the University of Birmingham. Book XXVI. URL: http://www.philological.bham.ac.uk/polverg/26lat.html (дата обращения: 15.12.2019).

[39] Beauclerk-Dewar P., Powell R. King Henry VII (1457–1509): Roland de Velville (1474–1535) // Royal Bastards: Illegitimate Children of the British Royal Family. Gloucestershire: The History Press, 2008. P. 177–186.

[40] Кирюхин Д. В. «Исповедь» Перкина Уорбека и ее роль в системе репрезентации и пропаганды власти первых Тюдоров. // Средние века. Вып. 77 (3–4). Москва: Наука, 2016. С. 132–143.

[41] Браун Е. Д. «Он так долго обманывал мир…» Самозваный принц Перкин Уорбек. // Казус: Индивидуальное и уникальное в истории – 2018. Вып. 13. / Под ред. О.И. Тогоевой и И.Н. Данилевского, при участии О.Е. Кошелевой; Институт всеобщей истории РАН. Москва: «Индрик», 2018. С. 37–54.

[42] Подгайская Л. Злой рок короля Генриха… С. 53.

[43] Shelley M. The Fortunes of Perkin Warbeck: A Romance. London: G. Routledge & Co., 1857. 415 p.

[44] Андре Бернар. История жизни и достижений Генриха VII… C. 76.

[45] Подгайская Л. Злой рок короля Генриха… С. 62.

[46] Браун Е. Д. Войны Роз. История. Мифология. Историография. Москва; Санкт-Петербург: Центр гуманитарных инициатив, 2016. 206 с.

[47] Подгайская Л. Злой рок короля Генриха… С. 30.

[48] Там же. С. 82.

[49] Там же. С. 92.

[50] Siemens R. G. Henry VIII as Writer and Lyricist. Oxford: Oxford University Press, 2009. URL: http://web.uvic.ca/~siemens/pub/MQ2009.pdf (дата обращения: 15.12.2019).

[51] Кирюхин Д. В. Стратегия репрезентации королевской власти в культурной и интеллектуальной жизни английского двора в 1485–1533 гг.: дис. канд. ист. наук. Нижний Новгород: НГПУ, 2014.

[52] Подгайская Л. Злой рок короля Генриха… С. 13.

[53] Там же. С. 32.

[54] Там же. С. 33.

[55] Там же. С. 50.

[56] Тэй Дж. Дочь времени. / Пер. с англ. Л. Володарской. Москва: АСТ; Астрель; Владимир: ВКТ, 2011.

[57] Мантел Х. Волчий зал / gер. с англ. Е.М. Доброхотовой-Майковой. Москва: АСТ, 2011.

[58] Мантел Х. Внесите тела. / Пер. с англ. М. Клеветенко, Е.М. Доброхотовой-Майковой. Москва: АСТ, 2014.

[59] Харпер К. Последняя из рода Болейн. / Пер. с англ. В. Полякова. Белгород.: Клуб семейного досуга, 2011.

[60] Weir A. The six wives of Henry VIII. New York: Grove Press, 1991.

[61] Уэйр Э. Трон и плаха. Москва: Азбука, 2014.

[62] Грегори Ф. Еще одна из рода Болейн / gер. с англ. О. Бухиной, Г. Гимон. Москва: Азбука, 2019.