Вуд И. Споры о падении Рима: от «старого порядка» до создания «поздней Античности» [Электронный ресурс] // Vox medii aevi. 2019. Vol. 1(4). С. 175–202. URL: http://voxmediiaevi.com/2019-1-wood

> Статья в PDF


Иэн Вуд

PhD, профессор раннесредневековой истории в Университете Лидса (1995–2015), с 2015 г. почетный профессор
i.n.wood@leeds.ac.uk

Споры о падении Рима: от «старого порядка» до создания «поздней Античности»

Взгляды на проблему «падения Рима» неизменно отражали главные политические темы периодов, в которые они появлялись. Во Франции начала XVIII в. «падение Рима» обсуждалось в контексте споров об абсолютизме и правах аристократии, которая, как предполагалось, вела свое происхождение от варварских новопоселенцев.

В эпоху Великой французской революции эти пришельцы считались и борцами за свободу, и предками знати. Эти противоречащие друг другу точки зрения были отвергнуты Огюстеном Тьерри, подчеркивающим угнетенное положение исконного населения. Данную модель позже взял на вооружение итальянец Алессандро Мандзони, и она стала элементом в интеллектуальной атмосфере Рисорджименто и обсуждении проблемы присутствия чужестранцев на итальянской земле.

В качестве аргумента против подобного прочтения с его этническими и классовыми подтекстами было выдвинуто прочтение религиозное: после уничтожения варварами в сущности прогнившего римского мира, цивилизация восстала из пепла стараниями церкви. Хотя подобные толкования выдвигались и позже, в конце XIX в. споры вращались в основном вокруг роли германских народов. Исследователи, затронутые движением немецкого объединения, видели варваров преимущественно в националистическом свете.

Другие, напротив, занижали значимость их вторжений и настаивали на внутренней слабости Римской империи, одновременно указывая на преемственность с постримским периодом. Из этих двух интерпретаций националистическая оказалась сильнее в период двух мировых войн. Вслед за поражением Рейха рассматривать варваров в положительном ключе стало невозможно: они либо превратились в разрушителей, либо практически исчезли из поля зрения историков.

Акцент на культурных достижениях поздне- и постримского периодов создал почву для более позитивного прочтения в 1970-х гг. понятия «поздней Античности», хотя старые трактовки живы и сегодня, частично в связи с обсуждением места США в мировом порядке. Другими словами, актуальная политическая и социальная повестка дня неизбывно обращалась к «падению Рима» — историографию невозможно отделить от ее контекста.

Ключевые слова: германские варвары; историография; национализм; падение Римской империи; поздняя Античность.

Переводчик: Кабитова Ольга Александровна — аспирантка Российской Академии народного хозяйства и государственной службы (Москва) olunya93@mail.ru

Редактор перевода: Сухино-Хоменко Денис Владимирович — PhD-студент Института исторических исследований, Университет Гётеборга (Швеция) denis.sukhino-khomenko@gu.se


Ian Wood

Professor of Early Medieval History at the University of Leeds (1995–2015), Professor Emeritus since 2015
i.n.wood@leeds.ac.uk

Debating the Fall of Rome: from the Ancien Régime to the Creation of Late Antiquity

Views on the Fall of Rome have consistently reflected the major political concerns of the period in which they were and are expressed. In early eighteenth-century France, the Fall of Rome was integral to debates on absolutism and on the rights of the aristocracy, who were supposedly descended from the incoming barbarians.

In the French Revolution, the incomers were seen both as champions of liberty and as the ancestors of the nobility. These conflicting ideas were rejected by Augustin Thierry, who stressed the oppression of the indigenous population. This was a model taken up in Italy by Manzoni, and thus became an element in Risorgimento debates about the role of outsiders in the Italian peninsula.

Against these readings, and their class and ethnic implications, a religious reading of the period developed. After the destruction of an essentially corrupt Roman World by the barbarians, civilization was restored by the Church. Although this religious interpretation continued to be expressed, in the late nineteenth century the main debate focused increasingly on the role of the Germanic peoples. For scholars caught up in the move for German reunification, the barbarians were interpreted in an increasingly nationalistic light.

In opposition to this reading, others downplayed the invasions, and instead stressed the internal weaknesses of the Roman Empire, while at the same time pointing to continuities with the post-Roman period. Of these two interpretations, the nationalist one was largely dominant in Europe through the period of the two World Wars.

Following the defeat of Germany, however, the barbarians could no longer be seen positively: they were either regarded as agents of destruction or were almost entirely ignored. In the 1970s a new emphasis on the cultural achievements of the late and post-Roman period led to a more positive reading of what came to be described as Late Antiquity, although older interpretations have been revived, in part at least in the light of discussion of the place of the United States within the world order. In other words, current political and social concerns have constantly been explored through discussion of the Fall of Rome. The historiography cannot be dissociated from its context.

Key words: Fall of the Roman Empire; the Germanic Barbarians; Historiography; Late Antiquity; Nationalism.

Translator: Olga Kabitova — PhD-student at The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (Moscow) olunya93@mail.ru

Editor: Denis Sukhino-Khomenko — PhD-student at Department of Historical Studies, University Gothenburg (Sweden) denis.sukhino-khomenko@gu.se